18 июня 1918 года – трагический день в истории Черноморского флота – в бухте Новороссийска была затоплена эскадра черноморского флота, на которую претендовала Германия согласно условиям брестского мира.


В феврале 1918 года австро-германские войска, нарушив перемирие, вторглись на территорию Украины и стали приближаться к Крыму. Претендовала на Крым и Украинская Центральная рада, заключившая сепаратный договор с Германией. 22 марта советское правительство в связи с нарушением германскими войсками договора отдало распоряжение командованию Черноморского флота подготовить корабли к переводу из Севастополя в Новороссийск. 1 мая оккупационные войска овладели Севастополем. Перевод флота в Новороссийск военно-политического успокоения не принес. 8 июня Германия предъявила Советской России ультиматум: вернуть Черноморский флот в оккупированный Севастополь в течение шести дней. Военно-политическая обстановка была такова, что большевистское руководство Советской России признало: уничтожение Черноморского флота станет наименее болезненным вариантом развития событий.
18 июня на рейде Новороссийска своими командами была потоплена половина Черноморского флота бывшей императорской России. Опубликованные источники свидетельствуют о том, что реальная возможность спасения Черноморского флота после заключения Брестского мира действительно отсутствовала. Впоследствии этот трагический эпизод эпохи Гражданской войны называли «черноморской Цусимой», а его события легли в основу пьесы «Гибель эскадры» украинского писателя А. Е. Корнейчука (1933 г.).
В память о той трагедии в 1980 году на 12-м километре Сухумского шоссе над Цемесской бухтой был создан величественный ансамбль-монумент «Героям Гражданской войны и Великой Отечественной войны». На смотровой площадке, обращенной к бухте, воздвигнута 12-метровая гранитная скульптура коленопреклоненного, скорбящего моряка. А в море, в двухстах метрах от берега, установлена мачта-обелиск с флагами из металла, покрытого цветной эмалью, означающими по флажному коду исторический сигнал, поднятый уходящими в морскую пучину кораблями: «Погибаю, но не сдаюсь», как напоминание потомкам о священном долге перед Родиной.