27 июля 1784 года родился генерал-лейтенант Денис Васильевич Давыдов, партизан Отечественной войны 1812 года, военный писатель и поэт. В 1812 году он стал начальником партизанского отряда, организованного по его инициативе.

Высшее начальство сначала отнеслось к этому не без скептицизма, но партизанские действия оказались очень полезными. На Большой Смоленской дороге отряду Давыдова не раз удавалось отбивать у врага военные припасы и продовольствие, перехватывать переписку, наводя тем самым страх на французов и поднимая дух русских войск. Свои военные знания Д.В. Давыдов изложил в книге «Опыт теории партизанского действия». В 1814 году Д.В. Давыдов был произведен в генералы, в 1823 году вышел в отставку, но через три года вернулся на службу, участвовал в персидской кампании (1826-1827 гг.) и в подавлении польского восстания (1831 г.). Но, конечно, самый прочный след Д.В. Давыдов оставил в русской поэзии. Ему принадлежат «гусарские песни», любовные элегии, сатирические стихи.
Надо отметить, что Д.В. Давыдов был «генетически» связан с декабристами. Члены первого тайного общества – Смоленского офицерского политического кружка («Канальский цех»), действовавшего в правление Павла I – А.М. Каховский и А.П. Ермолов были двоюродными братьями Д.В. Давыдова.
При расследовании дел декабристов под подозрение попал и Д.В. Давыдов, лично друживший со многими из заговорщиков, но, будучи охранительным патриотом, никогда не желал включиться в их антигосударственную деятельность. Хотя Следственная комиссия обнаружила у многих декабристов списки его ранних стихов и басен, никакими прямыми уликами против Д.В. Давыдова она не располагала. В деле Д.В. Давыдова фигурировал такой эпизод, случившийся незадолго до событий 14-го декабря 1825 года: его двоюродный брат В.Л. Давыдов зашёл к нему и оставил записку, в которой приглашал гусара-поэта вступить в тайное общество «Tugendbund», на что Давыдов тут же приписал в ответ: «Что ты мне толкуешь о немецком бунте? - укажи мне на русский бунт, и я пойду его усмирять». Эта записка-каламбур при разбирательстве «дела декабристов» рассмешила Николая I и освободила Давыдова от всякого подозрения в причастности к мятежникам.
Д.В. Давыдов не был сподвижником декабристских обществ, но дух свободолюбия был присущ его творчеству. Он выступал как поэт-свободолюбец на заре периода новой русской литературы.